Поделиться Нравится Отправить Отправить Отправить

Суд скорый, но не праведный

Автор: М. В. Шевляков

В хлебном амбаре, высоко под крышей, между карнизом слухового окна и доской кровли устроил себе гнездо Воробей. Натаскал соломы, пуху; вымостил как только сумел лучше и полетел отыскивать подругу. В его отсутствие случилось следующее обстоятельство: какая-то непоседливая Мышь предприняла путешествие по самым головоломным местам амбара и, конечно, не миновала упомянутого нами карниза. Здесь, присев перевести на минуту дух, она нечаянно заприметила только что приготовленное воробьиное гнездо.

– Что бы это могло быть? – вслух произнесла Мышь и, сгорая от любопытства, направилась прямо к гнезду.

– Гнездо! – воскликнула она, – воробьиное гнездо! Как это хорошо. Я давно желала найти именно такую квартиру. Надо сказать правду, моя теперешняя весьма неудобна, особенно в виду предполагаемых работ по описанию предпринятого мною путешествия. А эта – чего лучше?! Высоко, полное уединение, простор. Есть где разыграться вдохновению...

Недолго думая Мышь пролезла в гнездо, заперлась изнутри и сладко заснула на чужой постели.

Перед вечером вернулся Воробей, хозяин гнезда, со своей подругой. Они очень удивились, найдя гнездо запертым. Воробей постучался носиком в дверь и прочирикал:

– Отворите!

– Кто там? – послышался писк из-за двери.

– Я, хозяин здешний, – отвечал Воробей.

– Никакого хозяина я знать не хочу. Убирайся!

– Ну, нет? Это не порядок. Это мое гнездо и вы не имеете права его захватывать. Кто вы такой?

– Я – бакалавр земледельческой академии – Мышь.

– Простите, господин бакалавр, – вежливо сказал Воробей, – если бы я был один, я может быть, не стал бы вас беспокоить, но я с подругой. Она слабая женщина и провести ночь на ветке под открытым небом будет вредно для ее здоровья.

– Какое мне дело до твоей подруги, грубиян, – закричала Мышь, – убирайся подобру-поздорову, пока я не перекусила вам глоток.

Воробей испугался и поспешил удалиться, тем более что, как ему показалось, ученый бакалавр уже взялся за щеколду чтобы отворить дверь. Удаляясь Воробей все-таки по свойственному ему задору прокричал:

– Я буду жаловаться воеводе. Пусть воевода разберет кто из нас, прав кто виноват.

– Жалуйся кому хочешь, – со смехом ответила Мышь.

Воеводой в амбаре был Котофей Котофеевич Мурлыкин, князь Сибирский, герцог Ангорский. Это был боярин весьма знатного рода. Предки его и он сам оказали множество услуг родному краю, за что и жалован был много.

Мурлыкин был крутой и жестокий. Назначили его в амбар воеводой именно благодаря этим чертам его характера, чтобы навести трепет на мышиное племя. С первого же приветствия нового воеводы ужас охватил обитателей амбара и не менее чем в неделю край был приведен в порядок дотоле невиданный.

В судебных разбирательствах воевода не терпел проволочки, а поэтому разбор дела Воробья с Мышью был назначен немедленно.

Истец, ответчица и свидетельница-Воробьиха предстали пред ясные очи воеводы. Воевода приказал истцу изложить свою претензию.

– Ясновельможный боярин! – зачирикал Воробей.

– Не слышу, – сказал воевода, прикладывая лапу к ушам и наклоняя голову на бок.

Тяжущиеся сделали два шага вперед, ближе к судейскому креслу.

– Ясновельможный и пресветлый воевода, – снова начал Воробей.

– Не слышу... – повторил воевода.

Придвинулись еще на несколько шагов. Но чуть Воробей открыл клюв, чтобы изложить свою челобитную, воевода по прежнему произнес свое:

– Не слышу.

– Подвиньтесь вплотную к креслу его светлости, – лукаво подмигнув, шепнул судебный пристав Хорек.

Воробей, Воробьиха и Мышь подвинулись к самым креслам воеводы.

– Вот теперь услышу! – громко крикнул Кот и, вскочив с судейского места, как молния бросился на них.

Хрусть!.. хрясть… захрустели кости… Истец, ответчица и свидетельница бездыханными лежали на земле, а праведной судья весело мурлыкая поплелся к себе в хоромы.

Говорят, что после этого случая никто не решался судиться и судейский приказ амбара во все время правление Котофея Котофеевича Мурлыкина в архиве своем не имел ни одного тяжебного дела. Когда весть о том дошла до царского двора, царь Лев-Желтогрив выразил надежду, что и другие воеводы приложат не менее усердия к искоренению тяжбы, как то сделал воевода Мурлыкин, князь Сибирский, герцог Ангорский.

Оцените сказку: