Поделиться Нравится Отправить Отправить Отправить

Семечко

Автор: Гедвига Индебету

В большом муравейнике царила обычная для него жизнь: муравьи суетились, бегая взад и вперед. Только один маленький муравей не торопился, как другие; остановившись на минуту среди кочек, он позволил себе передохнуть и стал бросать взоры на окружающий его мир.

Задумавшись о чем-то, – так как простой муравей тоже может иметь свои думы, – он вдруг увидел маленькую русалку, качающуюся на ветке куста. Муравей узнал ее, так как иногда видал русалок, пляшущих при лунном свете. Но в этот раз у маленькой русалки был грустный вид.

– О чем ты печалишься, моя русалочка? – спросил наконец муравей, любуясь ею. Неужели у вас, у русалок, тоже свои заботы и печали?

– У каждого есть свои заботы, – отвечала с грустным видом русалка, хотя и не всегда из-за недостатка пищи.

Видишь ли, мы уже давно пляшем на этом лугу, а теперь скоро принуждены будем его оставить, я же не люблю бросать место, к которому привыкла.

– Зачем же вы должны оставить это место? Без вас будет очень скучно, – сказал откровенно муравей.

– Разве ты не видишь, какой вид имеет луг? – отвечала русалка. Из года в год здесь становится все суше, и скоро совсем не будет травы, где бы можно было плясать. А на голой, серой земле мы не можем резвиться.

– Отчего же это? – спросил удивленно муравей. Взглянув на луг, он убедился, что русалка была права, хотя раньше не обратил на это внимания.

– Прежде всего причиной тому ваши муравьиные дорожки, разветвляющиеся по всем направлениям, – отвечала русалка, так как вы вытоптали всю траву; к тому же прошлым летом была сильная засуха, и появились черви в траве. Да, это все очень печально, – прибавила русалка, вытирая слезу.

– Нельзя ли этому помочь, – спросил муравей, очень жалея русалочку и красивый луг.

– Конечно можно, – ответила русалка, – но мы – русалки ничего не можем делать, так как мы очень слабы и нежны.

– А разве нам, муравьям, нельзя вам помочь, – возразил муравей; мы, хоть малы, но за то очень усердны, и к тому же нас очень много.

– Конечно, если желаете, можете нам помочь! – воскликнула обрадованная русалка.

– Если, как ты говоришь, мы виноваты в том, что испортили луг, то тем более наша обязанность помочь вам, прибавил муравей, так как он был очень справедлив. Но скажи нам, что нам надо делать?

– Видишь ли, – начала русалка, там в гумне у мужика есть целый мешок семян. Если эти семена посеять на луг, то вырастет опять свежая, зеленая травка. Мы обращались уже к домовым, но им некогда, так как они заняты доставлением пищи скоту, которому нет корма на лугу. Мы же, русалки, не можем войти в гумно.

– А мы можем, – воскликнул радостно муравей. Я попрошу всех товарищей пожертвовать одним днем или одною ночью для этой работы, и мы ее исполним, так как нас много.

Услыхав это, русалка до того просияла, что при виде ее муравей обрадовался до глубины своего муравьиного сердца. Работая только на себя и думая только об увеличение собственного муравейника, он никогда прежде не испытывал удовольствия, доставляя радость другому существу.

Доброжелательному муравью удалось склонить других муравьев к работе. На другой день вечером целое полчище муравьев отправилось к гумну мужика; вся дорога почернела, так как их было бесчисленное множество. Мужик наверно испугался бы, увидев, что вскоре вся стена гумна кишела муравьями, проникающими через все щели и отверстия в его гумно.

Спустя немного времени, они опять вышли, каждый неся между передними лапками по маленькому семечку. Отправившись на луг, каждый из них положил свое семечко в землю, взбороздив ее заранее задними лапками. Окончив работу, они вернулись обратно в муравейник.

Вскоре после того луг, орошаемый весенними дождями и летнею росою, снова зазеленел и покрылся роскошною травою. Днем коровы мужика снова паслись на нем, а ночью русалки плясали и пели свои благодарственные песни муравьям.

Но маленький муравей, первый говоривший с русалкою и обещавший ей свою помощь, очень удивился, увидев луг в таком роскошном виде и счел себя недостойным всех похвал, расточаемых ему русалками.

– Я ведь только посеял маленькое семечко, – говорил он стыдливо, но откровенно изумляясь роскошной жатве незначительной работы.

– Да, – отвечала русалка, но всякий, кто заставляет расти два стебелька там, где прежде рос один, тот недаром прожил свой век!


Оцените сказку: