Поделиться Нравится Отправить Отправить Отправить

Не бывать вороне ясным соколом

Автор: М. В. Шевляков

Бог послал Льву сына, но так как Львица при этом умерла, то пришлось отдать молодого царевича кормилице. Лев призвал одного из вельмож и поручил ему найти честную женщину из звериного рода, которой можно было бы без боязни поручить воспитание царского сына. Вельможа, которому было дано такое важное поручение был Варан. Он не задумываясь доложил Льву:

– Ваше могущество! Из всего звериного рода я не знаю более достойных нас, жвачных. Если ваше львиное могущество изволите послушать моего совета, я предложил бы взять в кормилицы мою родственницу Овцу, у которой третьего дня тоже родился сын.

– Если вы, благородный граф, уверены в добросовестности упомянутой вами особы, – сказал Лев, – то, разумеется, я согласен.

– Ваше львиное могущество можете быть совершенно спокойны. Госпожа Овца – особа вполне достойная и я за нее отвечаю своей головой.

– Хорошо. Я вам верю. Прикажите дежурной статс-даме принести новорожденного.

Горячо облобызав младенца, Лев передал его Барану и последний немедленно же удалился с драгоценной ношей.

Овца жила далеко на молочной ферме и Баран только к вечеру принес новорожденного принца.

– Ну, сестрица, – сказал он, когда Овца на его стук высунулась в окно, – отворяй-ка дверь скорее, принимай гостей. Тебе и не снилось такого счастья.

– А, это ты, братец, – проблеяла Овца, – милости прошу в горницу. Что это ты такое принес?

Баран вошел в дом, уселся на лавку и потом уже рассказал с чем явился.

– Понимаешь ты, что это значит? Теперь всему нашему роду житье будет. Никто не посмеет обижать. Ты должна век Бога за меня молить. Ведь все я устроил.

– Боюсь я как-то, – робко заметила Овца.

– Нечего бояться. Тебя я знаю, ты баба добрая, а царевич ишь какой крепыш! Что ему сделается?!

– Ну, спасибо, братец, никогда не забуду твоей милости. Я не о себе забочусь, а вот насчет сынка своего.

– И сыну твоему будет хорошо. Шутка ли молочным братом наследного принца будет!

На другой день Баран отправился в обратный путь, а Овца принялась за воспитание царского первенца. Она уложила его в золотую колыбель, на пуховую перинку, покрыла шелковым одеяльцем, а сверху прикрыла от мух самой дорогой кисеей. Своего ягненка она положила на другом конце комнаты в простую деревянную люльку. Так время шло и шло. Из дворца получались подарки. Овца получила прекрасный парчовый сарафан и кокошник, а ее сын серебряные башмачки.

Раз заглянула к Овце в гости старая Лиса. Хозяйка принялась хвастаться нарядами и рассказывать о своих надеждах на будущее. Гостья с завистью слушала и, наконец, заметила как бы вскользь:

– Ну, положим! Особенно рассчитывать на благодарность-то нечего. Всяко бывает.

– Быть не может, чтобы принц забыл свою кормилицу и своего молочного брата! – возразила Овца.

Лиса улыбнулась.

– Кто говорит, что забудет?! Наверно вспомнит, как есть захочется.

– Что ты говоришь!..

– А то и говорю. На свете всяко случается.

Когда Лиса ушла, Овца крепко задумалась и чем больше думала, тем страшней становилось ей за участь своего сына. Ну, а вдруг так оно и будет? Вот горе-то! Несколько ночей не смыкала бедная Овечка глаз, раздумывая как бы предотвратить возможную беду... Наконец – придумала. Взяла она царского сына и переложила в люльку ягненка, а того уложила в золотую колыбель царевича.

– Авось не узнает!

Прошло с год. Царь крепко соскучился и послал свиту за сыном. С сильно бьющимся сердцем передала Овца посланным своего ягненка, а молодого Льва оставила у себя.

Старый Лев очень обрадовался сыну, долго обнимал его и удивлялся только несколько странному виду. Не доверяя своим глазам, он обратился к вельможам с вопросом:

– Похож ли царевич на меня, его отца?

Вельможи переглянулись и льстиво ответили все хором:

– Ваше львиное могущество, молодой принц – вылитый ваш портрет.

Лев был весьма доволен, послал Овце целый воз подарков, произвел ее в фрейлины, а ее сына пожаловал в пажи. Чего только не придумывал он, чтобы доставить юному принцу развлечение. Праздники следовали за праздниками, увеселение за увеселениями. Принц поражал отца и придворных своей скромностью и слабостью. Охоты его совершенно не занимали, при виде крови он жалобно плакал. Мяса он не ел, а любимым лакомством считал пучок свежей травы. Кое-кто из приближенных покачивал головой и шептал про себя:

– Вот оно что значит воспитание!

Наступил день совершеннолетия принца. Старый Лев задал пир на славу. Веселились целую неделю. Празднества должны были закончиться охотой на газелей, в которой молодой принц обязан был выказать свою ловкость и уменье.

На огромной равнине собрались гости со всего царства. Лев вышел из дворца в сопровождении сына, вельмож и пажей. Вдали виднелось стадо пасущихся Газелей, которое все ближе и ближе подвигалось к блестящему собранию. Лев погладил сына по голове и нежно сказал:

– Милое дитя! Сегодня ты должен в присутствии всех благородных представителей звериного царства доказать свою смелость и ловкость, которые так присущи нашей знаменитой породе. Перед тобой целое стадо вкусных газелей. Выбери любую на обед и расправься с ней по своему усмотрению, а мы полюбуемся на твою доблесть! Вперед.

Принц давно уже порывался на встречу стаду. Выслушав речь отца, он потешно постучал передними ногами, потом подпрыгнул вверх, потом подбрыкнул назад и вовсе неграциозными скачками направился к мирно пасущимся газелям. Те подняли красивые головки, равнодушно поглядели на него и продолжали спокойно щипать траву. Юный принц приблизился к ним, весело прокричал что-то очень похожее на блеяние и тоже принялся пастись.

Старый Лев не знал куда деваться от такого срама. Он покраснел до кончика хвоста и усиленно сморкался, не зная что сказать. Придворные кусали губы, чтобы не расхохотаться, а молодой паж, молочный брат наследного принца, так и прыскал со смеху. Его поведение обратило на себя внимание царя, который только теперь внимательно вгляделся в дерзкого пажа.

– Удивительно, – пробормотал Лев, – этот молодец совсем не похож на овечьего сына. Если б он не был им наверное, я, право, скорей признал бы его за своего сына. Что за вид, что за взор, что за осанка! Поразительная игра природы.

Вельможи в свою очередь заметили молодого пажа.

– Посмотрите, герцог, как он похож на его львиное могущество, – шепнул Барс Тигру.

– Вы правы, граф, сходство поразительное.

– Даю голову на отсечение, он не овечьей крови, – воскликнул Ягуар.

– Я того же мнения, – поддакнул Леопард.

А Лев в это время думал, нахмурив брови и сердито пошевеливая хвостом. Услышав шепот свиты он вдруг громко сказал, обращаясь к дерзкому пажу:

– Иди-ка сюда, молодец!

Юноша вышел вперед смелой и гордой поступью. Глаза его горели огнем решимости.

– Ты очень дерзок, мальчуган, продолжал Лев сурово, – твой смех над царским сыном не уместен. Ты заслуживаешь наказания. Что ты на это скажешь?

Но молодой паж молчал.

– Мне тебя жаль, – выждав минуту заговорил Лев, – я готов тебя наградить, ежели ты сумеешь догнать самую быструю газель и повалить ее одним ударом лапы. Сын овцы сделать этого не сумеет, хотя бы он видом и походил на Льва. Помни только, что при неудаче, ты не увидишь следующего дня, ибо будешь казнен.

Паж усмехнулся, издал глухое, но грозное рыканье и стрелой пустился к стаду. Робкие газели, а с ними вместе и мнимый царевич метнулись в стороны и бросились бежать. Увы! не многим из них удалось спастись...

Царь наблюдал за подвигами пажа и вдруг его осенила мысль, не он ли именно его сын? Не было ли здесь со стороны Овцы подмены?

За Овцой немедленно были посланы гонцы. Ее привели и поставили рядом с мнимым царевичем.

– Господин главный хлебодар, возьмите сию минуту вот его и прикажите повару приготовить к обеду, – сказал Лев, указывая на принца и зорко следя за выражением лица Овцы.

Несчастная не выдержала и побледнела как снег от ужаса, упала к ногам царя. Она повинилась в своей проделке и просила пощады себе и сыну.

– Ты осрамила меня на весь мир, – ответил Лев, – пеняй на самое себя.

Он сделал знак хлебодару, увести обоих на придворную кухню, а сам вместе с настоящим принцем возвратился в столицу, где начались новые празднества и увеселения.

Оцените сказку: