Поделиться Нравится Отправить Отправить Отправить

Кот воздухоплаватель

Автор: М. В. Шевляков

Жил был на свете Кот, который, что бы ни увидел, что делали другие, сейчас же решал, что и он это сделает, да еще может быть и лучше. И действительно кое-что он делал лучше, но, разумеется далеко не все. Например, когда он увидел, как хозяйский сын полез на яблоню, он объявил, что проделает это несравненно быстрее, что и не замедлил доказать на деле, но когда ему пришла фантазия помочь повару месить тесто на пироги, то тут его постигла самая позорная неудача, воспоминание о которой повергало его в краску и почему-то начинало чесаться за ухом. Особенно неприятно было то обстоятельство, что при этом был заклятый его враг – булочников Пудель, которой мало того, что по всему свету резко оповестил о случившемся, но еще при каждой встрече неизменно задавал вовсе неостроумный вопрос:

– Не хочешь ли, Вася, помочь повару пироги лепить? У него давно руки чешутся.

Кот поневоле молчал или выгибал спину и фыркал. Отпарировать насмешку он не мог, потому что ничего не знал за Пуделем. Но в глубине души он затаил обиду и, странно, не только на пуделя, а на весь мир Божий, точно весь Божий мир был перед ним виноват. Но вот вопрос – как отомстить целой вселенной? Пуделя можно укусить, оцарапать, свалить на него с крыши кирпич, вообще причинить ему боль. Вселенную не укусишь и не оцарапаешь. Надо, значит, придумать иное.

Однажды вечером сидел Васька на заборе и глазел на прохожих. Его поразило то, что все проходящие говорят об одном и том же. Вот прошли два почтенных торговца с трубками в зубах и с плохо выбритыми щеками.

– Что, сосед, – говорил один из них, – идете смотреть на знаменитого воздухоплавателя?

– Да, сосед, а вы? – отвечал другой.

– Помилуйте, разумеется и я, – пыхнув дымом, как из заводской трубы, сказал первый.

Затем прошел молодой человек под руку с юной барышней. Он, весьма похожий на поэта, говорил своей собеседнице:

– Ах, вы не поверите, как я завидую этому счастливцу аэронавту. Вы подумайте, он улетит почти до самых звезд, он будет парить над землею и слышать их гимны, которых мы обыкновенные смертные никогда, никогда не услышим! О, как я желал бы быть на его месте!

Она ничего не отвечала и вытирала светлые глазки коленкоровым фартучком, ею самой шитым на машине двоюродной тетки.

Потом прошли два солдата, они тоже разговаривали о воздухоплавателе, причем один из них сделал весьма глубокомысленное замечание, что если простой солдат поднимется на аэростате вверх, то пожалуй он сразу станет выше генерала. На это его товарищ не менее глубокомысленно заметил, что выше генерала он действительно станет, но выше фельдмаршала – ни в каком случае.

Много еще наслушался Кот, сидя на заборе и вдруг в голове его мелькнула мысль: отчего бы мне не попробовать тоже стать выше генерала?

Наш честолюбец не любил откладывать задуманного в долгий ящик. Тотчас он отправился разыскивать старого приятеля типографского кота Анику. Он нашел его за набором какого-то философского трактата и без дальних околичностей объяснил, что нуждается в его дружеской услуге.

– В чем дело? – спросил кот Аника.

– Хочу совершить полет на аэростате, так нужны афиши, нельзя ли напечатать?

– Почему нельзя? Для друга – все можно.

Васька поблагодарил и отправился искать другого друга, кота той квартиры, где жил разносчик детских воздушных шаров. И его он нашел без труда на лежанке у печки.

– Помоги дружище, – сказал Васька.

– В чем дело?

– Хочу совершить полет на аэростате, там нужен мне аэростат. Не можешь ли добыть у квартиранта?

– Отчего не добыть? Для друга – все можно, – согласился Васькин товарищ.

Счастливый и довольный поплелся наш воздухоплаватель домой, заранее предвкушая аплодисменты пораженных зрителей и мечтая чуть не вслух: то-то удивлю мир!

На утро город был изумлен великолепными афишами, красными, белыми, синими, зелеными и желтыми. На афише красовался большой воздушный шар, уносящий к облакам кота, раскланивающегося с публикой. Громадны я литеры уведомляли:

Город-Брики-Вики-Рики
С дозволения начальства, в Воскресенье 19-го Апреля 19** г.
Знаменитый, неподражаемый, непостижимый аэронавт
Кот Васька
изумит мир полетом в надзвездные края
Собирайтесь, собирайтесь, собирайтесь
Смотреть, смотреть, смотреть
Всемирного Кота-Ваську,
На соборную площадь в 5 час. вечера.

Народ удивлялся бескорыстию воздухоплавателя, так как в афише не было проставлено цен за зрелище. Конечно, весь город заволновался и с нетерпением ждал воскресенья.

Воскресенье наступило. Погода стояла чудесная. На пожарной каланче окончились все нужные приготовление к полету. Шар, величиной немножко больше самого аэронавта колыхался в прозрачном воздухе. R шару была привешена плетеная корзиночка, из корзиночки развивались два национальных флага.

С раннего утра народ наводнил площадь, стараясь занять места получше. Полицейские кричали и толкались, глубоко убежденные, что они водворяют порядок. Давка была изрядная. Кот-Васька и его приятели Кот-Аника и тот, что раздобыл аэростат, сидели на карнизе каланчи и ждали, когда настанет урочный час спускать аэростат.

– Как, однако, высоко, – заметил кот-Аника, глядя вниз на толпу.

– Я поднимусь несравненно выше, – самоуверенно сказал Васька.

– Смотри, дружище, как бы не обмишулиться, – предостерег кот, добывший аэростат.

– Не бойся! – несколько презрительно протянул Васька.

Он тоже поглядел вниз и вдруг заметил белый колпак булочника, а возле него Пуделя. Ему показалось, будто Пудель высунул ему язык. Это показалось Ваське крайне неучтивым со стороны его недруга, и потому он в свою очередь показал ему язык. Тогда снизу донеслось довольно отчетливо:

– Не хочешь ли, Вася, помочь повару пироги лепить? У него давно руки чешутся!..

Народ захохотал, а наш воздухоплаватель почувствовал, как краснеет.

Вдруг... бом... бом... бом... бом... бом!!!... пробило пять часов. Толпа всколыхнулась. Смех сменился криком:

– Виват!

– Пора, – шепнул кот-Аника.

– Пора, – шепнул кот, добывший аэростат.

– Пора, – громко произнес Васька и отважно шагнул в корзиночку.

– Отпускайте!

Уиг... Уиг... Уиг... провизжали веревки.

Мяу... Мяу... Мя-а-у! – послышался раздирающий душу вопль из корзиночки.

– Берегись! – раздалось снизу.

Взорам зрителей представилась жалкая картина. Прямо им на голову летел кувыркаясь в воздухе злополучный Кот-Васька, а затем, но гораздо медленней спускался игрушечный воздушный шар, силы которого были недостаточны и для пустой корзиночки, в которую дети трех и четырех лет собирали ягоды.

Мя-а-а-у!... Мя-а-а-у!... раздалось в последний раз... Васька-аэронавт с размаху грянулся о мостовую и честолюбивая душа его улетела туда, куда он сам только что собирался лететь.

Вместе с другими и Пудель подошел взглянуть на бедного кота. Добряк расчувствовался и, проливая слезы, грустно произнес:

– Эх, Вася, Вася! Лучше бы ты помогал повару пироги лепить! Жив бы был, по крайней мере.

Оцените сказку: