Поделиться Нравится Отправить Отправить Отправить

Честолюбивый Осел

Автор: М. В. Шевляков

Один Осел был крайне честолюбив и завистлив. Не имея ровно никаких достоинств, он, однако, воображал себя великим ослом и смертельно надоел всем зверям постоянными жалобами на судьбу, богов и людей, не хотевших оценить его по достоинству.

– Да погоди, любезный, что же ты сделал такое особенное, чтобы приобрести всеобщее уважение? – спросил его один из знакомых.

Осел ничего не ответил, только грустно улыбнулся и махнул копытом, очевидно желая этим сказать: стоит ли разговаривать с подобным господином?

Бродя однажды по пустыни наш умник нашел львиную шкуру.

– Вот так находка! – заорал он, – посмотрим, что-то теперь заговорят мои приятели? Известное дело у Ослов, как и у людей, каждого оценивают по одежке, а не по уму... Ну, задам же я трезвону!

Как можно поспешней облекся он в львиную шкуру и гордой поступью направился в родную деревню. Все население вышло к нему навстречу. Старики поднесли хлеб-соль, женщины поднимали детей, чтобы показать им посетившего их селение царя зверей. Радостные крики наполняли воздух.

Наш самозванец милостиво принимал овации и знаки всеобщего уважения, но благоразумно удерживался, и ни слова не отвечал на приветственные речи обывателей.

Вот явились местные власти. Губернатор – Барс, прибывший из соседнего города, вежливо спросил, где угодно остановиться царственному гостю. Осел вместо ответа мотнул головой, чем привел губернатора в большое смущение, потому что он положительно не понял, что должно это означать.

Так как лучшего помещение в деревне не оказалось, губернатор предложил переночевать в загородной вилле у Волка. Наш герой изо всех сил замотал головой, благоразумно отказываясь от такого предложения. Губернатор пожал плечами и не знал, что предложить его львиному могуществу.

Осел сам вывел его из затруднения. Проходя мимо родного хлева, он прямо направился туда и важно разлегся на грязной соломе.

И губернатор и народ весьма дивились такому выбору, но выразить вслух своего удивление не решались.

На другой день был устроен парад войскам и торжественное празднество в честь царя зверей. Осел важничал неимоверно. Его бесцеремонность не знала границ. Он взобрался на высокий бархатный трон с копытами и хотел целый день просидеть на нем, упиваясь всеобщим благоговением перед его особой. Бестактности и многие промахи самозванца ускользали от взоров толпы, до этого никогда не видавшей царя зверей. Что касается губернатора, то он хотя и очень удивлялся, но на всякий случай скрывал свое недоумение и льстил изо всех сил.

У нашего молодца голова кружилась от почестей. Ему ужасно хотелось выразить свой восторг тем способом, какой практиковался в среде его родичей, т. е. дикими прыжками, но он во время опомнился. До сих пор еще никто не слышал его царственного голоса, а между тем народ сгорал от нетерпения его услышать.

По закону звериного царства перед закатом солнца сам царь должен сделать возлияние в честь заходящего божества и громким голосом воспеть ему хвалу. И вот, когда наступила эта торжественная минута, к подножию трона, на котором с ногами восседал Осел, приблизился Барс, держа священный кубок на золотом блюде.

– Ваше львиное могущество, – возвестил он, преклоняя колена, – настала минута воспеть хвалу великому богу света и возлить из чаши в благодарение счастливо прошедшего дня.

Осел важно поднялся с трона, взял из рук Барса кубок и торжественно вылил его на песок, в то время как весь народ лежал ниц в торжественном безмолвии.

– Ваше величество, солнце заходит, последние лучи догорают, воспойте же хвалу божеству, – шепотом подсказал губернатор.

Осел запел...

О! лучше бы он на веки остался немым! Такого скандала не найдется и в летописях людей... Царь, великий царь зверей, огласил окрестные холмы и долы... ослиным ревом.

– Что это?.. Что это такое?.. Что случилось? Почему закричал Осел? – переговаривались изумленные звери, не смея однако поднять головы от земли.

– Что за история? – подумал и губернатор.

Он украдкой взглянул на царя и тут неожиданно заметил, что на ногах у него нет когтей, а вместо них грязные ослиные копыта. Тут уж ему стало ясно, что перед ним самозванец.

– Негодная скотина! – заорал губернатор, опуская трость на спину орущего Осла.

Слыша крик губернатора, поднялась и вся звериная толпа. Смех, ругань, побои посыпались на грешную спину нашего честолюбца. Львиную шкуру мигом сорвали, да и собственная его превратилась в клочки.

– Братцы, простите, никогда не буду! – вопил бедный осел, прыгая под ударами палок.

Оцените сказку: